Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Зимнее Солнце

Другая жизнь. опять про кризис.

Ну ладно, отопление, водоснабжение и канализация меня не интересуют вообще никак: у меня есть три печки, машина дров, вода из скважины и сортир во дворе. Воду из скважины, правда, качает электрический насос и, если отключат электричество, она сразу кончится. Но зато за околицей есть родник, который никогда не замерзает.

Картошки, как я уже говорил, мы посадили мало и всю давно съели. Это плохо — когда начнётся голод, соседи свою не продадут, даже если у нас будут деньги, если эти деньги вообще ещё будут. Ну да ладно — до весны дожить можно: в озере рыба — пару щук за день на жерлицу можно поймать даже в январе. Зайцы весь огород истоптали, а ставить силки — не такая уж непосильная наука. Да в конце концов всегда можно наловить в лесу ёжиков — они не очень быстро бегают. А один ёжик, как мы знаем из литературы, может спасти жизнь как минимум одному подбитому лётчику.

Collapse )

Так что я не понимаю, чего все так волнуются.

(C) Горчев, да.
Это медицина - пмшь! =)

Коронавирус, социально - это как жёлтый туман. Ну вы помните, да?

"И только что вылетели последние слова из уст колдуньи, как тотчас странный Желтый Туман заволок всю Волшебную страну, кроме владений трех фей - Виллины, Стеллы и Арахны. Туман этот был не очень густой, и сквозь него виднелось солнце, но оно казалось большим багровым кругом, точно перед закатом, и на него можно было смотреть сколько угодно, не боясь ослепнуть.

Как будто бы появление Желтого Тумана не было таким уж большим бедствием для Волшебной страны, но погодите: в ходе дальнейшего правдивого повествования вы еще узнаете его зловредные свойства.

Начать с того, что волшебный телевизор во дворце Страшилы перестал работать. Правитель Изумрудного острова и его друзья все время следили за злоключениями Арахны. Они видели, как находчивый дракон оттяпал у ковра-самолета целый угол и как после этого ковер еле-еле бултыхался в воздухе. Они со смехом наблюдали, как Руф Билан шнырял по деревням, покинутым Жевунами, в поисках съестного и каждый раз возвращался к своей повелительнице с постной рожей. Расправа колдуньи с бедным котом привела Страшилу и его друзей в негодование, а чудовищный пир Арахны заставил хохотать до колик.

- Вот это аппетит! - восклицали далекие зрители, наблюдая, как бык за быком переправлялись с обеденного стола Арахны в ее необъятный желудок.

С любопытством смотрели они, как гномы шили Арахне огромные башмаки, и восхищались их ловкостью и трудолюбием. Страшила и прочие интересовались также и тем, что происходило в долине Марранов и у Мигунов. Там после победы над злой волшебницей все уже пришло в порядок, и каждый занимался своим делом.

И вот ежедневным наблюдениям пришел конец: в волшебном стекле виднелась только мутная колышущаяся пелена тумана. Контроль за действиями врага отныне был потерян, и что предпримет Арахна, никто не мог предсказать.

Видимость в Желтом Тумане сократилась необычайно. Предметы, находившиеся за полсотни шагов, еще с грехом пополам можно было различить, а все, что было дальше, - исчезало в мутной мгле, и это действовало угнетающе. Мир каждого человека стал ничтожно малым. Какие события происходили за пределами этого крохотного мирка, люди догадывались только по звукам, но и звуки искажались в тумане. Человеческий голос можно было смешать с карканьем вороны, а стук лошадиных копыт превращался в барабанный бой. Странным и непривычным казалось людям все, что их окружало. Они считали Желтый Туман стихийным явлением, не подозревая, что это проделки колдуньи Арахны, надеясь, что беда вот-вот кончится.

О том, что дышать Желтым Туманом вредно, обитатели Волшебной страны узнали не сразу. Через несколько дней, когда люди волей-неволей приспособились к необычной обстановке, они вдруг начали покашливать. Оказалось, что мельчайшие частички тумана, проникая в легкие, раздражают их, и с каждым днем это раздражение усиливалось. Звуки кашля наполняли всю Волшебную страну. Кашляли люди, кашляли олени, лоси, медведи в лесу, кашляли белки на деревьях, кашляли птицы, находясь в покое, а во время полета они прямо захлебывались кашлем.

***
И Collapse )

.mnz

Грета - Учоне. А вы так, пыль. Да.



Средний индивид продолжает стремиться повысить свой статус в обществе, но не в натуральной системе ценностей, а в новой, моральной. Теперь вместо натуральных ценностей (ремесленных изделий, пищевых продуктов и актуальных знаний) он производит мнимые ценности – целомудрие, смирение, покаяние, толерантность, фригидность, дебильность…

Collapse )

(c) alex_rozoff
Зимнее Солнце

Пережили самую длинную ночь.

Люблю я в глубоких могилах
Покойников в иней рядить,
И кровь вымораживать в жилах,
И мозг в голове леденить...
(Н.А. Некрасов, “Мороз, Красный Нос”)



* * *
Гитлер: Необходимо как можно быстрее занять Ленинград и парализовать русский флот!
Фон Лееб: Мой фюрер! Возросшая деятельность партизан делает невозможным проезд через сельскую местность отдельных солдат и мелких отрядов! Наша разведка, по меньшей мере, в полтора раза недооценила численность русских. В районе Старой Руссы мы несем серьезные потери…


Черно-коричневой змеей колонна плавно огибала холм, редко поросший высоченными соснами…

– Что делать, Вальтер? Похоже, зима доконает нас раньше, чем русские “катюши”. Вначале все шло хорошо. Непроходимое бездорожье и распутицу сменил морозец. Мы быстро продвинулись вперед. Но когда у фельдшера лопнул термометр, показав тридцать пять ниже нуля – отказали не только моторы, но даже крестьянские лошади.
– А паровозы, Курт? Паровозы! Неужели, в этой варварской стране нет паровозов? – удивился Вальтер, разглядывая совсем незнакомое обмороженное лицо университетского друга.
– У них ненормальная колея, мой дорогой! – возразил тот. – Она на девяносто миллиметров шире обычной. Когда это выяснилось, наши кинулись перешивать, но в этих кошмарных условиях, как я уже сказал, сталь Круппа идет трещинами. Наши топки приспособлены под уголь – русским некуда девать лес, они топят дровами. В Новгороде Иваны вывели из строя весь подвижной состав. У нас нет горючего, глизантина для радиаторов, зимней смазки... Эх! – Курт обречено махнул рукой, – Если уж говорить начистоту – в ротах лишь каждый пятый солдат имеет зимнее обмундирование.
Collapse )

ПРИМЕЧАНИЕ:
Харр, Игг, Высокий, Седобородый, Отец павших (Вальфэдр) – имена древне-германского бога Одина, который у славян соотносится с Велесом (Власом, Волосом) – навьим богом, богом мудрости и магии, искусств, дикой природы и богатства. В эпоху, когда традиционная вера славян переживала гонения, многие функции Велеса по наследству перенесли на святителя Николая. Он же Рождественский дед, дед Мороз.


(c) yggeld, сегодня у автора день рождения)

s1200[1]

http://www.proza.ru/texts/2002/05/08-69.html , Рекомендую: (впервые опубликовано: Гаврилов Д. Власьева Обитель // Фантастика. XXI век (Никитинский альманах). Вып. 1. М: Кузнечик, 1999. СC. 100-116)

20 лет прошло, надо же.
Камази

БГ троицу любит, ага)

... Метафоры, как известно, могут быть как восходящими, так и нисходящими. Восходящая метафора - это уподобление объекта могучему льву, трепетной лани, дневным и ночным светилам, Илье Муромцу, Наполеону Бонапарту и Диего Марадоне. Нисходящая же метафора отсылает нас к червям, шакалам, нечистотам, искариотам и чикатилам. Разница очевидна.

Но и не только метафоры. Имена, фамилии, географические названия, профессиональные жаргонизмы - все это может быть как восходящим, так и нисходящим. Исключительно восходящими могут быть разве что торговые марки. Зато школьные прозвища, наоборот, почти всегда бывают нисходящими.

В этом свете особенно интересны этнонимы - названия, которые люди дают этническим общностям. Подавляющее их большинство никуда не восходит и никуда не нисходит. «Француз», «киргиз», «норвежец», «кхмер» - это все сугубо нейтральные этнонимы, несущие денотативную функцию. Они просто обозначают. Бывает, впрочем, что нейтральный этноним вдруг начинает употребляться метафорически, становясь восходящим или, чаще, нисходящим. Таковы, к примеру, «спартанец», «пигмей» и «чукча». Но более распространено конструирование новых этнонимов, изначально нацеленных на уничижение. Здесь есть о чем поговорить.

Поучительна сама динамика появления этнонимов. Покуда этнос молод, господствуют простые разбиения, поэтому и этнонимов мало. Слева немцы, справа татары, посередине православные - и хватит. Потом начинается дробление и ветвление, возникают «жиды», «ляхи», «чухонцы», от православных откалываются «хохлы» и «бульбаши» - а уж с приходом индустриальной эпохи добрая половина нейтральных этнонимов обзаводится нисходящими двойниками.

И сколь разнообразна морфология этих образований! Незатейливые «чурки», «чучмеки» и «хачики» соседствуют с изящными кальками вроде «макаронника», «колбасника» и «лягушатника», а также с прямыми заимствованиями типа «ниггера» или «гринго». Популярны антропологические адъективы: «косоглазый», «бледнолицый», «черножопый», «пархатый». Есть даже уничижительный суффикс «ос»: исторически он оформлял слово «негритос», а позднее вычленился из этой лексемы, породив «америкоса». Похожий суффикс «ёз» пока довольствуется «китаёзом» - но лиха беда начало.

Collapse )