Asataka (earlyhawk) wrote,
Asataka
earlyhawk

Статистика - проститутка. Но автор обсчёта - никак не мадам =)

     -- Доходное озеро и принадлежащие  к  нему  сад  и  дом,--
сказал  он  многозначительным,  каким-то вещим голосом и поднял
палец.-- Очень хорошо, запишем! -- Он подал повелительный  знак
писцу.--  Запишем  в  таком порядке: дом, сад и принадлежащий к
ним водоем. Ибо кто может сказать, что озеро -- это не  водоем?
С другой стороны: если упомянутые дом и сад принадлежат к озеру
или,  иначе  говоря,-- к водоему, ясно, что и водоем в обратном
порядке принадлежит к дому и саду. Пиши, как я сказал: дом, сад
и принадлежащий к ним водоем!
     По ловкости  это  был  удивительный  ход,  сразу  решивший
половину   дела:  простой  перестановкой  слов  озеро  волшебно
превратилось в какой-то захудалый водоем, находящийся в  некоем
саду,  перед  неким  домом.  В  общей  стоимости  такой усадьбы
главная доля падала, конечно, на дом, затем -- на сад, а водоем
только упоминался,-- так, для порядка, ибо сам по себе даже  не
заслуживал отдельной оценки.
     Стоимость  имущества  одной  стороны  уменьшилась во много
десятков раз. Но сделка все еще заметно кренилась влево.  Чтобы
окончательно   выровнять  ее,  многомудрый  кадий  приступил  к
исследованию имущества другой стороны.
     И здесь воспоследовал его новый победоносный удар:
     -- Узакбай,  сын  Бабаджана,  скажи,   какое   имя   носит
находящийся  в  твоем  обладании предназначенный тобой к обмену
ишак?
     -- Я всегда называл его Пфак-Пузырь.
     -- Пфак! Пузырь! -- воскликнул кадий.--  Какое  низменное,
отвратительное имя для столь драгоценного животного, в обмен на
которое ты получаешь целое богатство! Не будет ли разумным дать
ему  другое, благородное, звучное имя: если уж не Олтын-Золото,
то хотя бы Кумыш-Серебро?
     -- Можно и так,-- согласился Ходжа  Насреддин,  схвативший
на лету мысль кадия.-- Мне все равно, а ему и подавно.
     -- Пиши! -- обратился кадий к писцу.-- Пиши:
     упомянутое  имущество  --  дом,  сад и принадлежащий к ним
водоем во стороны Агабека, сына  Муртаза,  передаются  Узакбаю,
сыну Бабаджана, в обмен со стороны последнего на Кумыш-Серебро,
весом... А скажи, Узакбай,-- в упоении гордым торжеством старый
кадий  возвысил  голос  до  трубного звука,-- скажи, сколько он
весит, твой ишак?
     -- Да пуда четыре весит.
     -- Мне нужен точный вес.
     -- Пусть будет четыре пуда и семь с половиной фунтов -- за
счет безделья и сожранных лепешек.
     -- Пиши!   --   вострубил   кадий,   повелевая    писцу.--
Обменивается на серебро, весом в четыре пуда и семь с половиной
фунтов,  о  чем  и  составлена мною, кадием Абдурахманом, сыном
Расуля, настоящая запись в  полном  соответствии  с  законом  и
ханскими повелениями!
     Ходжа  Насреддин  смотрел  на кадия с удивлением: это была
работа -- хотя и в пройдошестве --  но  подлинного  мастера,  и
нельзя было ею не восхищаться.
     -- Что  моей  печатью  и  подписью  заверяется!

http://biblioteka.org.ua/book.php?id=1120000385&p=52
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments