Asataka (earlyhawk) wrote,
Asataka
earlyhawk

Categories:

О французской кулинарии:

...Ты берешь юного страсбургского гуся, или птенца, или гусенка и кормишь его кашицей из особо питательного зерна. – То есть чтобы он разжирел. – Именно так, однако кашица эта, видишь ли, предварительно помещается в мешочек. – Мешочек? – Верно. Мешочек, или мех. У этого мешочка, или меха, имеется на узком конце горлышко, или выступ, который вставляют в глотку, или же горло, гуся. Затем этот мешочек, или мех, сдавливают, или сжимают, и таким образом пища, или корм, вводится, или вталкивается, в утробу, или желудок, этого существа, или животного. – А почему не кормить их обычным способом? – Потому что таковая процедура выполняется по много раз на дню в течение всей жизни несчастной птицы. Это поставленное на широкую ногу принудительное кормление. И продолжается оно, пока гусь обжирается и жиреет до того, что больше уже не может двигаться. Печень его расширяется, становится мякотной. Идеальной, собственно говоря, для того, чтобы поджарить ее на открытом огне и подать к столу с бокалом великолепного «Монтраше» или густого, маслянистого «Кортон-Шарлемань». – Какой ужас! – произнес Эйдриан. – Почему ты мне раньше не сказал? – Хотел, чтобы ты ее попробовал. Это одно из высших наслаждений, известных человеку. Кажется, у Сидни Смита был друг, представлявший себе рай как место, где ее вкушают под звуки труб? Однако, подобно большинству высших наших наслаждений, это произрастает из страдания, а в основе его лежит процесс неестественный, почти извращенный.


А вот про орлотанов - они же "Овсянка, сэр. Мелкая птичка из отряда воробьиных" (с) http://www.221b.ru/ovsyanka.htm

...You catch the ortolan with a net spread up in the forest canopy. Take it alive. Take it home. Poke out its eyes and put it in a small cage. Force-feed it oats and millet and figs until it has swollen to four times its normal size. Drown it in brandy. Roast it whole, in an oven at high heat, for six to eight minutes. Bring it to the table. Place a cloth (napkin will do) over your head to hide your cruelty from the sight of God. Put the whole bird into your mouth, with only the beak protruding from your lips. Bite. Put the beak on your plate and begin chewing, gently. You will taste three things: First, the sweetness of the flesh and fat. This is God. Then, the bitterness of the guts will begin to overwhelm you. This is the suffering of Jesus. Finally, as your teeth break the small, delicate bones and they begin to lacerate your gums, you will taste the salt of your own blood, mingling with the richness of the fat and the bitterness of the organs. This is the Holy Spirit, the mystery of the Trinity united as one. It is cruel. And beautiful...

Приятного аппетита)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments