Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Вот! И нечего говорить, что они ничего не делают. Ещё как делают.

А что сделанное есть натуральное вредительство - а чего вы хотели, например?

Как заключил эксперт, доктор исторических наук Иван Коновалов, пациентское общество, помогающее больным добиваться жизненно необходимых лекарств, «формирует предпосылки к дискредитации органов власти» и «передает зарубежным партнерам информацию о так называемых болевых точках региона».

Диабетическую ассоциацию в Саратове в конце 1980-х годов создали врачи из медуниверситета. Екатерина Рогаткина пришла в организацию в начале 2000-х из-за болезни сына. Скоро ее домашний телефон превратился в горячую линию для тех, кто не знал, где лечиться, учиться, работать с диабетом, и не мог добиться положенных по закону лекарств. «Муж не мог со мной пообщаться, потому что я всё время разговаривала с больными сахарным диабетом. Мне звонили в час ночи, в выходные, в праздники. Я не могла положить трубку, потому что на том конце провода рыдали: «Мне нечем колоть ребенка!» — вспоминает Екатерина Александровна.

По ее словам, тяжелее всего было в 2008-2012 годах, когда инсулина в регионе не было совсем — ни импортного, ни отечественного. «Я дневала и ночевала в приемной областного министра здравоохранения. Собирала журналистов и возила к больным. Один сюжет помню до сих пор: пациентка Анна Орешина перед телекамерой взяла глюкометр — у нее сахар был 30, и рассказала, что неделю ничего не ест, потому что не может получить инсулин».


https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/27/75056-poschital-grazhdanskim-dolgom-podat-signal
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

Bestalll

December 28 2017, 12:07:01 UTC 1 year ago

  • New comment
А вот кстати, что будет, если вдруг окажется, что орган власти своей деятельностью «формирует предпосылки к дискредитации органов власти»?