Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Сен Розов: Апостол Папуа и другие гуманисты - продолжение, часть 2-я.

Оригинал взят у alex_rozoff в Апостол Папуа и другие гуманисты. II. Зумбези
Собственно, вот: с длительной пробуксовкой - опубликована 2-я часть ...И других гуманистов.
Полностью текст - тут:
http://www.proza.ru/2017/09/03/926

По псевдомифологической традиции - фрагмент из текста

…Концептуально, появление диктатора, одетого, как простой рабочий (aka человек из народа) на стройплощадке, это далеко не новый PR-ход. Подобные фокусы делали еще британские наместники в Капской колонии (Южная Африка) на строительстве великих железных дорог. В СССР это применял Ленин (и бревно, таскаемое Вождем Мирового Пролетариата, отобразилось в искусстве соцреализма). Такой прием применялся всеми диктаторами Восточного блока (включая даже Дальневосточную Азию, где, согласно древней традиции, правитель - это существо богоподобное, которому вроде не к лицу таскать бревна). И так же поступали авторитарные лидеры финансово-промышленных империй буржуазных стран в критические периоды истории XX века (Мировые войны, Великая депрессия, и т.п.). Но во всех этих случаях «PR-бревна» были постановкой, а адмирал-президент Оуноко действительно просто работал. А затем прозвучал свисток (обеденный перерыв) и, что естественно для островной тропической страны, персонал, сбросив одежду, метнулся голышом в море - охладиться и смыть пот и пыль. Так вот: адмирал-президент и тогда остался «вместе с народом» - хотя, его фигура, далеко не фотомодельная (мягко говоря) внушала мало почтения. Просто крупный толстоватый чернокожий дядька, очень типичный бугенвилец, ничего особенного. В политической психологии это называется «потерей ореола».


Политический термин «ореол» придуман Лионом Фейхтвангером, и впервые показан в псевдоисторическом романе «Лже-Нерон» (1936 год). Ореол - нечто вроде харизмы (в смысле, лидерского дара, влияющего на публику, как магия). Но, если харизмой (по политической традиции) называется действительный дар, то ореолом - иллюзия дара, внушенная путем спектаклей публичного политического театра. Ореол (в отличие от харизмы) капризен: он тускнеет либо совсем исчезает при нарушении инструкции по эксплуатации. Юлий Цезарь мог посмеяться, когда во время триумфа группа плебеев, подкупленных недоброжелателями, кричала ему: «толстомордый лысый развратник!». Пусть кричат – народу-то видно, вот идет великий завоеватель Галлии. А с кем этот завоеватель спит - какая разница? Иное дело - Билл Клинтон. Одного орального акта в районе Овального кабинета хватило, чтобы ореол 42-го президента США - погас.

Конечно (подумал СДО Найтхарт) не похож адмирал-президент Оуноко на императора Цезаря. Не выигрывал адмирал великие битвы, не завоевывал (фигурально выражаясь) Галлию, а лишь держался кое-как у власти в полупризнанной Автономии Бугенвиль до зарождения восточного соседа - Меганезии. Главная (и единственная!) великая победа адмирала одержана не на поле боя, а за столом переговоров осенью позапрошлого года, когда Оуноко согласился предоставить свои маленькие морские порты и аэродромы на период войны для баз новорожденного, но уже зубастого Народного флота Меганезии.

Союз с Меганезией (которую тогда никто в «Большом мире» не воспринимал всерьез) выглядел опасной авантюрой: в случае поражения Народного флота, адмирал Оуноко рисковал потерять не только автономность Бугенвиля, и не только власть, но и жизнь. Полунищий Четвертый мир беспощаден к проигравшим диктаторам. Но даже в случае победы Народного флота перспективы Оуноко не выглядели безоблачными. Полевые командиры юной революционной Меганезии могли бы после этого сожрать адмирала-президента на закуску, и аннексировать его маленькую страну (такие фокусы запросто делаются в Четвертом мире, и в Третьем тоже). Но, адмирал поверил этим анархистам-революционерам на слово, и не ошибся (хотя в позапрошлом году свойство kanaka-foa аккуратно выполнять все заключенные сделки еще не было так широко известно).

Так или иначе, Оуноко не ошибся с выбором. Очень небольшой Народный флот (такая сборная команда решительных, продвинутых анархистов - иммигрантов из Австралии, Британии и далее по алфавиту до USA включительно) раздраконил неповоротливый и аморфный Альянс сил ООН в Первой Новогодней войне. После этого никто не сожрал адмирала-президента на закуску, а наоборот, ему была предоставлена технологическая поддержка. Теперь он мог жировать на огромных полиметаллических месторождениях (включая Пангуна - «Медное Эльдорадо»). Месторождения были национализированы, иначе говоря: место изгнанных австралийских концернов занял Оникс Оуноко лично. Таким образом, диктатор стал миллиардером. Общепринятая политологическая теория предсказывает в подобных случаях быструю морально-умственную деградацию среди безудержной роскоши и распутства, в поместье, отделенном от нищего и голодающего народа колючей проволокой, собаками-людоедами, и иностранными наемниками. Но в данном случае случилось иное. Конечно, адмирал не ограничивал себя в комфорте. Он устроил себе огромное ранчо. Он использовал военную технику для личных целей (так корветы часто функционировали, как его яхты, а легкие боевые самолеты - как личный авиатранспорт). Он нанял на виллу изрядное число девушек - тренеров по физкультуре (понятно, по какой). Он лично назначал военных офицеров, министров и судей. Он сам распределял национальный бюджет. Он лично договаривался с каждым иностранным инвестором «о справедливых платежах с бизнеса». Абсолютная автократия. Но…

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments