August 16th, 2020

03

Пришла к Ходже Насреддину женщина и жалуется:

— Мудрейший, мне страшно. Я не могу спать.
Ходжа поставил перед женщиной 4 чашки и один чайник и спросил:
— Это из-за Белоруссии?
— Белоруссия огорчает меня, но на сон не влияет, — отвечала женщина, понурясь, — Другая беда гложет. Партия жуликов и воров хочет насильно уколоть меня аденовирусной вакциной против КОВИДа, которую сделали наши пацаны с метро Щукинская буквально на коленке буквально за неделю после первой фазы на сорока пациентах. А ведь это самоубийство! Говорят же светлые британские маги, а также наш отечественный демон АОКИ, что много ужасов таится в аденовирусной вакцине. Да я и сама кандидат иммунологических наук, без АОКИ могу рассказать, что неизбежны анафилактические шоки в ослабленных больных, аутоимунные коллапсы почище диабетической комы, цитокиновые шторма, а также, конечно, явление демона АЗУИ, то есть антиген-зависимого усиления инфекции. Как учит жрица АОКИ, необходимо сначала дать мне грант на год для изучения АЗУИ в вакцинных векторах с S-белком Сарс-КоВ2, потом провести фазу 1 клинических исследований на трёхстах здоровых добровольцах, потом фазу 2а на трёхстах крепких молодых людях, потом фазу 2бэ на трёхстах людях послабее и постарее, потом фазу 2це на трёхстах крепких пенсионерах и, наконец, фазу 2дэ на трёхстах слабых пенсионерах. Только после этого можно начинать фазу 3а. И колоть меня не надо, потому что я всё равно никуда кроме дома и лаборатории не хожу, где живу и работаю совершенно одна. А они хотят! Как мне спать после этого, Ходжа?
— Успокойся, мудрая женщина-иммунолог, — отвечал Ходжа Насреддин, обнимая несчастную за плечо, — Ты права. Бездна демонов таится в аденовирусной вакцине и никто не будет тебя ею колоть без твоей воли, я тебе гарантирую. И ты получишь грант. И клинические испытания будут длиться вечно на радость нашей дорогой жрице АОКИ. Спи спокойно. Если пацаны с Щукинской будут приставать, звони прямо сразу мне.
Женщина отблагодарила Ходжу Насреддина кувшином сметаны и ушла, осыпая его благодарностями. Тут же пришла другая женщина в слезах и запричитала:
— О, Мудрейший, мне страшно. Я не могу спать.
Ходжа поставил перед женщиной 4 чашки и один чайник и спросил:
Collapse )