Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Все, что нужно знать о Японии )

- А дело у нас такое, - сказал Рауль Абрамович. - Надо позвонить в баню и договориться, что мы к ним придем.
      - Зачем договариваться? - не понял я. - Идите сразу, да и всё.
      - Объясняю. Это баня не простая. Она по блату. Нас туда пустят бесплатно, надо только сказать, что мы от мистера Судзуки.
      - Кто такой?
      - Не помню. Вчера был банкет, пришел какой-то мистер Судзуки. Мы с ним выпили, разговорились. Короче, там есть баня, которой заведует его лучший друг. Вот телефон. Только он сказал, что разговаривать надо очень вежливо.
      - Ха! - сказал я. - «Очень вежливо»... Да вы понимаете, что это такое - разговаривать по-японски очень вежливо? По-марсиански легче разговаривать, чем по-японски очень вежливо...
      - Я понимаю. Он тоже так сказал. Он даже написал на отдельной бумажке все слова, которые надо в телефон говорить. Но ты сам понимаешь: банкет, спиртное, тыры-пыры... В общем, потерял я эту бумажку. Вся надежда теперь на тебя.
      - Ну-ну...
      - А в чем, собственно, трудность? - поинтересовался Владлен Эдисонович. - Неужели это настолько серьезный бит оф проблем?
      - Видите ли, - сказал я, - это трудность субъективного толка. Мне крайне редко приходится разговаривать очень вежливо. В повседневной жизни это не так необходимо, поэтому практики почти нет. А практика нужна, поскольку очень уж все сложно. Понимаете, в учтивой речи следует изо всех сил принижать себя и всё, относящееся к себе. А собеседника и всё, относящееся к нему, надо изо всех сил возвышать. Требование логичное - но беда в том, что все эти принижения и возвышения осуществляются сугубо грамматическими средствами. Существуют такие специальные глагольные формы - отдельно для себя и для собеседника. Сами по себе они ничего не значат, поэтому в разговоре их легко перепутать. Возвысить себя и принизить собеседника. А это не дай бог. Это оскорбление. Иностранцам вообще не рекомендуют говорить очень вежливо - от греха подальше.
      - Вадичек! - сказал Рауль Абрамович. - Это все очень интересно. Но нам не надо про глагольные формы. Нам надо в баню. Я понимаю, это сложнее, чем с девушками любезничать - но ведь и практика будет, не так ли?
      - Хорошо, давайте телефон.
      - Вот. Я тебе его даже сам наберу. Короче: мы все, сколько нас тут есть, хотим пойти к ним в баню. Сегодня днем, часа в четыре.
      Раздался длинный гудок, и вслед за ним мужской голос:
      - Моси-моси!
      - Здравствуйте, - сказал я.
      - Здравствуйте, - ответил голос.
      Я сжал трубку и мобилизовался.
      - Вас беспокоит негодный сотрудник университета.
      - Хай! - сказала трубка. «Хай», мы вас поняли, продолжайте.
      - Меня зовут Лишайников.
      - Хай!
      - Я негодный друг господина Судзуки.
      - Хай!
      - Мне кажется, что я хотел бы посетить вашу достойную баню. С моими негодными друзьями.
      - Хай! - сказала трубка. - А сколько достойных господ соизволит посетить нашу негодную баню?
      - Вашу достойную баню, - сказал я, - соизволит посетить три негодных человека.
      - Вадичек! - вмешался Рауль Абрамович. - Ты почему три пальца отогнул? Нас четверо!
      - Минуточку! - я зажал трубку ладонью. - А кто четвертый?
      - Ты, конечно! 
      - Почему я? Я не собирался...
      - А как без тебя? Вдруг они будут что-нибудь говорить?
      - Простите пожалуйста, - сказал я в трубку. - У меня нет слов, чтобы передать, как мне неловко - но тут у нас появился еще один негодный человек. И он тоже хочет в вашу негодную баню.
      Через секунду я осознал, какую страшную вещь вымолвил.
      - Ой! - спина у меня похолодела. - Я перепутал! Я имел в виду: «достойную баню». Наш негодный человек хочет к вам в достойную баню!..
      Трубка молчала.
      - Накрылось! - шепнул я профессору. - С грамматикой облажался, теперь ничего не выйдет. Зачем вы меня перебили?
      Рауль Абрамович виновато разводил руками.
      - Моси-моси! - сказала вдруг трубка.
      - Моси-моси! - отозвался я.
      - Значит, пожалует четыре достойных гостя?
      - Совершенно верно.
      - А когда это произойдет?
      - Сегодня в четыре часа.
   - Понятно. Будем с нетерпением ждать. 
      - Спасибо. Мы пожалуем.
      - Всего доброго.
      - До свиданья.
      Я уронил трубку и рухнул в кресло.
      - Все нормально. Они нас ждут.
      Ученые профессора тряслись от смеха. 
      - Что случилось? - спросил я.
      - Ничего, ничего, - сказал Владлен Эдисонович. - Это очень кул, что вы спикаете по-джапанизски. Просто было забавно наблюдать, как вы все время кланяетесь. Ведь по телефону этого не видно...
      - Привычка, - хмуро сказал я, вытирая со лба капельки пота.

(С) Вадим Смоленский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments