Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Все, что нужно знать о Японии )

- А дело у нас такое, - сказал Рауль Абрамович. - Надо позвонить в баню и договориться, что мы к ним придем.
      - Зачем договариваться? - не понял я. - Идите сразу, да и всё.
      - Объясняю. Это баня не простая. Она по блату. Нас туда пустят бесплатно, надо только сказать, что мы от мистера Судзуки.
      - Кто такой?
      - Не помню. Вчера был банкет, пришел какой-то мистер Судзуки. Мы с ним выпили, разговорились. Короче, там есть баня, которой заведует его лучший друг. Вот телефон. Только он сказал, что разговаривать надо очень вежливо.
      - Ха! - сказал я. - «Очень вежливо»... Да вы понимаете, что это такое - разговаривать по-японски очень вежливо? По-марсиански легче разговаривать, чем по-японски очень вежливо...
      - Я понимаю. Он тоже так сказал. Он даже написал на отдельной бумажке все слова, которые надо в телефон говорить. Но ты сам понимаешь: банкет, спиртное, тыры-пыры... В общем, потерял я эту бумажку. Вся надежда теперь на тебя.
      - Ну-ну...
      - А в чем, собственно, трудность? - поинтересовался Владлен Эдисонович. - Неужели это настолько серьезный бит оф проблем?
      - Видите ли, - сказал я, - это трудность субъективного толка. Мне крайне редко приходится разговаривать очень вежливо. В повседневной жизни это не так необходимо, поэтому практики почти нет. А практика нужна, поскольку очень уж все сложно. Понимаете, в учтивой речи следует изо всех сил принижать себя и всё, относящееся к себе. А собеседника и всё, относящееся к нему, надо изо всех сил возвышать. Требование логичное - но беда в том, что все эти принижения и возвышения осуществляются сугубо грамматическими средствами. Существуют такие специальные глагольные формы - отдельно для себя и для собеседника. Сами по себе они ничего не значат, поэтому в разговоре их легко перепутать. Возвысить себя и принизить собеседника. А это не дай бог. Это оскорбление. Иностранцам вообще не рекомендуют говорить очень вежливо - от греха подальше.
      - Вадичек! - сказал Рауль Абрамович. - Это все очень интересно. Но нам не надо про глагольные формы. Нам надо в баню. Я понимаю, это сложнее, чем с девушками любезничать - но ведь и практика будет, не так ли?
      - Хорошо, давайте телефон.
      - Вот. Я тебе его даже сам наберу. Короче: мы все, сколько нас тут есть, хотим пойти к ним в баню. Сегодня днем, часа в четыре.
      Раздался длинный гудок, и вслед за ним мужской голос:
      - Моси-моси!
      - Здравствуйте, - сказал я.
      - Здравствуйте, - ответил голос.
      Я сжал трубку и мобилизовался.
      - Вас беспокоит негодный сотрудник университета.
      - Хай! - сказала трубка. «Хай», мы вас поняли, продолжайте.
      - Меня зовут Лишайников.
      - Хай!
      - Я негодный друг господина Судзуки.
      - Хай!
      - Мне кажется, что я хотел бы посетить вашу достойную баню. С моими негодными друзьями.
      - Хай! - сказала трубка. - А сколько достойных господ соизволит посетить нашу негодную баню?
      - Вашу достойную баню, - сказал я, - соизволит посетить три негодных человека.
      - Вадичек! - вмешался Рауль Абрамович. - Ты почему три пальца отогнул? Нас четверо!
      - Минуточку! - я зажал трубку ладонью. - А кто четвертый?
      - Ты, конечно! 
      - Почему я? Я не собирался...
      - А как без тебя? Вдруг они будут что-нибудь говорить?
      - Простите пожалуйста, - сказал я в трубку. - У меня нет слов, чтобы передать, как мне неловко - но тут у нас появился еще один негодный человек. И он тоже хочет в вашу негодную баню.
      Через секунду я осознал, какую страшную вещь вымолвил.
      - Ой! - спина у меня похолодела. - Я перепутал! Я имел в виду: «достойную баню». Наш негодный человек хочет к вам в достойную баню!..
      Трубка молчала.
      - Накрылось! - шепнул я профессору. - С грамматикой облажался, теперь ничего не выйдет. Зачем вы меня перебили?
      Рауль Абрамович виновато разводил руками.
      - Моси-моси! - сказала вдруг трубка.
      - Моси-моси! - отозвался я.
      - Значит, пожалует четыре достойных гостя?
      - Совершенно верно.
      - А когда это произойдет?
      - Сегодня в четыре часа.
   - Понятно. Будем с нетерпением ждать. 
      - Спасибо. Мы пожалуем.
      - Всего доброго.
      - До свиданья.
      Я уронил трубку и рухнул в кресло.
      - Все нормально. Они нас ждут.
      Ученые профессора тряслись от смеха. 
      - Что случилось? - спросил я.
      - Ничего, ничего, - сказал Владлен Эдисонович. - Это очень кул, что вы спикаете по-джапанизски. Просто было забавно наблюдать, как вы все время кланяетесь. Ведь по телефону этого не видно...
      - Привычка, - хмуро сказал я, вытирая со лба капельки пота.

(С) Вадим Смоленский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments