Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Ещё к вопросу о пиратах, журналистах и Почтеннейшей Публике, да =)

Если вы уверены, что журналистика – ваше призвании, но за плечами у вас только средняя школа и трехгодичный (радикально-укороченный) курс журналистики в Гамбургском университете, то у вас есть два пути. Первый: начать с должности стилиста рецептов в редакции какой-нибудь журнала для домохозяек, и лет пять карабкаться хоть к чему-то интересному. Второй: пойти в журнал, специализирующийся на документальных ужасах, и предложить себя на роль экстремального полевого журналиста. Фрин Штертебекер выбрала второй вариант. В 21 год рисковать своей шкурой психологически проще, чем в более взрослом возрасте, когда в мозгах накапливается кое-какой опыт.

Вот почему Фрин Штертебекер сейчас летела в аэробусе по маршруту Гамбург – Шарм-эль-Шейх, но (в отличие от остальной публики в салоне) ее ждал не отдых на этом самом популярном из зимних морских курортов для европейцев, а наоборот, работа. И вот что обидно: финансовый менеджер урезал смету на командировку, выкинув оттуда отель. «Зачем вам отель, фройляйн Штертебекер? Задание однодневное. Прилететь, провести беседу, и улететь»… Фрин глянула в иллюминатор на приближающийся грязно-желтый, как банановая кожура, берег Синая, и подумала: «Вот, сволочь! Его бы самого послать за интервью с главарем баб-эль-мандебских пиратов. Он бы от одной мысли обосрался».

Из динамика раздался скучный голос: «Просим привести спинки кресел в вертикальное положение»… Скоро прибытие в чудесную страну Египет, где и так-то было не слишком спокойно из-за очередной войны между тоталитаризмом и терроризмом, а теперь еще и пираты. А с другой стороны, не будь пиратов, Фрин, возможно, вообще не получила бы место репортера в редакции журнала «Риск-Ультра»… Ну, вот. Лэндинг. Паспортный контроль. Потные вялые таможенники. Серое здание аэропорта. Серый песок и пыльные унылые пальмы на площади, где арабы-таксисты в пестрых рубашках и мятых штанах рявкают друг на друга, оспаривая право первой ночи… Тьфу, первого часа с туристом.

Фрин Штертебекер глянула на солнце, уже скатившееся почти до горизонта, а потом окликнула спорящих таксистов:
- Алло! Кто-нибудь работает?
- Да!
- Конечно, мисс!
- Куда ехать, мисс?
- В Бйир-Набк, к старому форту.
- Ох! – произнес ближайший таксист, - Это плохое место, вам не надо туда ехать.
- Вы таксист или советник по безопасности? – спросила она.
- Ладно, - он махнул рукой, - двести фунтов, и едем. Это 25 евро. Я вас там подожду.
- Сто фунтов и не надо ждать, - сходу ответила она.
- Но как вы доберетесь потом до отеля? – обеспокоился таксист.
- Доберусь, - твердо сказала она, - ну, едем, или нет?
- Ладно, - повторил он, и открыл ей дверь потрепанного «пассата».

Вообще-то таксист был прав. Судя по спутниковой карте, в этом Бйир-Набке, изрядно отстоящем от зоны отелей, не было ничего кроме пристани, старого форта, и пакгаузов неопределенного назначения. Но условия, на которых согласен был встретиться главарь баб-эль-мандебских пиратов, выглядели так: «приехать в Бйир-Набк, к старому форту, на закате, отпустить машину, и подняться по лестнице на пушечную площадку».

По дороге Фрин прокручивала в голове все, что ей было известно о пиратах Баб-эль-Мандебского пролива. Они появились около трех лет назад, и быстро затмили славу сомалийских пиратов, действовавших южнее, в Аденском заливе. Дело тут было не в частоте нападений, а в загадочности и эффективности. Баб-эль-мандебские пираты появлялись на кораблях-жертвах (танкерах, сухогрузах или контейнеровозах) всегда ночью, и будто из ниоткуда, как ниндзя. Они брали в заложники экипаж, звонили в контору шиппера, и выдвигали ультиматум: «миллион долларов через час на счет, который мы называем, или весь экипаж будет съеден». После этого они давали трубку перепуганному капитану, тот подтверждал, что дело - дрянь, и умолял заплатить. По первому разу, это было воспринято, как розыгрыш, и тогда, на рассвете танкер был обнаружен дрейфующим около островов Семи Братьев. Экипаж бесследно исчез. При втором нападении, шиппер сразу обратился в антитеррористическую службу, а деньги, разумеется, не перевел. И результат был тот же: дрейфующий корабль без экипажа. На третий и последующие разы, платежи проводились неукоснительно – и пираты честно освобождали экипаж и судно. Рассказы спасенных были сбивчивы, однако сходились в некоторых деталях. Пиратов всегда было тринадцать, все в одинаковой одежде: черные шаровары, черные рубашки, и черные банданы. Оружие - только холодное, длинные кинжалы, по описанию похожие на двухфутовые античные мечи - гладиусы. Вообще, в облике пиратов (как утверждали спасенные) было нечто древнее, очень страшное. Вот, собственно и вся содержательная информация...

Фрин Штертебекер рассчиталась с таксистом (еще раз отказавшись от настойчивого предложения подождать ее, и отвезти в отель), проводила взглядом его «пассат», и посмотрела на темное прямоугольное каменное сооружение форта Бйир-Набк. Сейчас, когда солнце почти скрылось за горизонтом, и воздух стал быстро охлаждаться, стены, вобравшие дневное тепло, выглядели призрачными, колеблющимися. Фрин, конечно, понимала, что это иллюзия, вызванная конвекцией воздуха, нагревающегося от камня, однако, ей становилось жутковато. Но, черт возьми, экстремальная журналистика, это профессия смелых! И девушка, сжав зубы, стала подниматься по старым ступенькам, ведущим на пушечную площадку. Едва она миновала последний поворот лестницы, как увидела неяркую светящуюся вывеску:

*** Таверна «У мертвого боцмана» ***

На каменном столбе сбоку вывески, в лучах подсветки ухмылялся человеческий череп, сжимавший в зубах старую глиняную трубку. Не иначе, как тот самый боцман. Сама таверна выглядела в обычном тропическом стиле: кафе-бар под тентом. Всего четыре столика, причем три из них были заняты полностью (по четыре человека), а за одним, ближайшим к входу, сидел всего один человек. Фрин отметила, что посетителей тут ровно тринадцать (это наводило на кое-какие мысли), и двинулась к столику, где посетитель один (так было в инструкции главаря пиратов: «я буду один за столиком»). На полпути, девушка отметила еще две детали. Во-первых, все посетители тут были одеты во что-то темное и свободное. Во-вторых, главарь (она уже была уверена, что это главарь) очень спокойно резал кружочками колбасу, используя вместо ножа двухфутовый гладиус.
- Садись, Штертебекер, будь как дома, - он указал мечом на табуретку напротив себя.
- Спасибо, - сказала она, поставила на пол свою дорожную сумку, и уселась за столик, решив, вести себя, как ни в чем не бывало.
- Эх! - произнес главарь, наливая пиво из глиняного кувшина в две кружки, - Я люблю посидеть вот так с товарищами по профессии, или хотя бы с их родичами вроде тебя.
- Ты о чем? – удивилась она.
- О том самом. Ты же из Гамбурга.
- А! Я поняла! Ты думаешь, я родня капитану Клаусу Штертебекеру, который грабил ганзейские корабли 600 лет назад?
- Я не думаю, я знаю.
- Э-э… Откуда?
- Вот, от него, - главарь пиратов указал гладиусом на череп боцмана у входа.
- А-а… Кстати, как мне тебя называть?
- Поликрат, сын Поликрата, можно просто Поликрат.
- Гм. Я читала про Поликрата, который пиратствовал в Эгейском море давным-давно.
- Ясно, - главарь пиратов кивнул, - это мой прапрадед, он и правда жил давным-давно, правил островом Самос, и приучил детей к морскому ремеслу, ты поняла к какому. А дальше, это передавалось от отца к сыну. Хорошие были традиции, не то, что сейчас.

Фрин Штертебекер покрутила головой.
- Подожди, как он может быть твоим прапрадедом? Ведь это вообще не наша эра!
- Не ваша, но моя. Ты, Штертебекер, пей пиво, а я тебе объясню.
- Я вся внимание, – сказала она, делая глоток, - кстати, превосходный стаут.
- Конечно, превосходный. Я неплохо имею с морского ремесла, поэтому пиво покупаю только самое хорошее, и колбасу тоже. Угощайся. Так вот, я начал заниматься морским ремеслом в удачное время, сразу после Пелопонесской войны. Во всей Ойкумене царил прекрасный бардак, мы в каждом рейде сгребали столько золота, что наша красавица -галера оседала почти по самые весельные порты. Потом нас съели акулы. Не повезло.
- Э-э… - недоуменно протянула Фрин.
- Ты уже поняла, - объявил Поликрат, - я призрак, и мой экипаж тоже призраки. Такая ситуация получилась, вероятно, потому, что мы съели одного зороастрийского мага. Я должен сказать похвалу в его адрес: он честно предупредил, что это будет иметь очень серьезные последствия. Вот, теперь ты все знаешь.
- Как-то это странно, - пробурчала она, жуя колбасу, - призраки не едят, не пьют, и не захватывают корабли с целью получения выкупа через банковские оффшоры.
- Похоже, - предположил он, - ты раньше встречалась только с теми видами призраков, которые этого не делают. Вот отсюда ошибка, как у Абдера, сына Гермеса, который до какого-то дня видел только травоядных коней, а потом встретился с плотоядными.
- Э-э… На самом деле я раньше вообще не видела призраков.

Поликрат кивнул и сделал большой глоток пива.
- Ясно. Ты опиралась на слухи, а это ненадежно.
- Похоже, что так, - растерянно согласилась она, - а можно, я запишу ваш рассказ? Я обещаю не фотографировать, а пользоваться ноутбуком только для набора текста.
- Я разрешаю, - сказал он, - в ваше время у людей плохая память. Вот в добрые старые времена аэды могли наизусть рассказать всю историю Троянской войны. А теперь для человека проблема даже запомнить номер банковского счета. Я каждый раз слышу по телефону эту фразу «подождите, не так быстро, я записываю». О времена, о нравы…
- Конечно, времена меняются, - согласилась она, привычно раскрыв ноутбук и быстро напечатав заголовок, - зато, мы достигли почти всеобщей грамотности.
- Если честно, - произнес Поликрат, - то когда я читаю газеты, у меня возникает такое чувство, что вы зря научили грамоте тех людей, которые сочиняют там тексты.
- К сожалению… - ответила Фрин, по памяти конспектируя то, что было ранее сказано главарем пиратов, - …Среди репортеров встречаются бестолочи. А сейчас, разрешите задать вопрос о методах вашего ремесла. Как вы захватываете корабли?
- Для призраков это не так уж сложно, - ответил он, - хочешь, я покажу на примере?

Фрин Штертебекер энергично потерла руки.
- Еще бы! Конечно, хочу! Только я не представляю, как это возможно.
- У вашей эры есть плюсы. Например, Интернет. Открой сайт, который я тебе сейчас продиктую. Там можно посмотреть в реальном времени позиции всех торговых судов, идущих через Баб-эль-Мандебский пролив. Услуга дешевая, три доллара.
- Это нормально, - сказала она, - я готова, диктуй адрес сайта.

Поликрат сын Поликрата продиктовал адрес, и через несколько минут, заплатив три доллара с кредитной карточки на счет египетского отделения Ассоциации поддержки морского трафика, Фрин получила доступ к монитору движения торговых кораблей.
- Поверни экран, чтоб я видел, - сказал Поликрат и, когда она выполнила эту просьбу, аккуратно указал острием гладиуса на маркер одного из кораблей, - теперь, посмотри, достойный ли груз везет эта посудина.
- Минуту, - ответила она и, наведя курсор мыши на указанный маркер, сообщила, - это контейнеровоз «Звезда Ланки», следует из Мумбаи в Суэц с грузом автомобилей.
- Хорошая добыча, - главарь пиратов-призраков вздохнул, - жаль, я не умею торговать автомобилями. В наше время торговать было просто: пришел в порт, отправил одного толкового парня на рыночную площадь, и через час к тебе уже заявляется купец. Хотя, конечно, приходилось сбрасывать цену, ведь товар был получен, сама понимаешь как.
- Да, - она кивнула, - краденые автомобили тоже продаются по сниженной цене.
- Есть вечные принципы, - заключил он, - а сейчас мы проведем физический опыт, как называл это Аристотель. Наведи курсор на поле «капитан судна».
- Готово, - сказала она, глядя на возникшую надпись «капитан Кевин Берд».
- …И, - продолжил Поликрат, - свяжись с ним по SKYPE, чтобы убедиться, что сейчас никаких проблем на корабле нет. Капитан не откажется поговорить с репортером, если репортер такая изумительно красивая молодая девушка.
- Я надеюсь, что так, - Фрин невольно улыбнулась (кто же не любит комплементы), - а какой смысл узнавать, нет ли там проблем?
- Физический опыт, – напомнил ей Поликрат, - мы с тобой сейчас почти в тысяче миль к северу от Баб-эль-Мандебского пролива. Ты убедишься, что все в порядке, а всего через полчаса я со своим экипажем возьму этот контейнеровоз на абордаж. Не беспокойся, мы никого не съедим, потому что с некоторых пор шипперы всегда нам платят.
- Звучит, как фантастика, - честно призналась Фрин.
- Было бы странно, если бы ты поверила во все это на слово, - согласился он.



Общение с капитаном Бердом заняло четверть часа. Он оказался весьма общительным, рассказал пару коротких морских баек, подтвердил, что на борту «Звезды Ланки» все в полном порядке. Намек Фрин на опасности, связанные с пиратством, не вызвал у него беспокойства: «попасть под налет пиратов не более вероятно, чем получить травму от попадания молнии», - сообщил он. Вот, на этой позитивной ноте и попрощались.
- Как видишь, - сказал Поликрат, когда Фрин прервала SKYPE-связь, - сейчас на судне ничего не подозревают, но ты увидишь, что будет через полчаса.
- Как я увижу?
- Это сразу попадет в горячие сетевые новости, как и прошлые наши налеты, - пояснил главарь пиратов, поднимаясь с табуретки (синхронно поднялись остальные двенадцать темных фигур, сидевшие за тремя столиками).
- Сейчас вы растаете в воздухе? – с любопытством спросила Фрин.
- Нет, мы просто выйдем через арку в стене. Нам нельзя исчезать, когда на нас смотрит живой человек. Мы хорошо поболтали, Штертебекер, точно?
- Точно, - согласилась она, а если физический опыт получится…
- Получится, - уверенно сказал Поликрат, - не беспокойся. Скоро за тобой придет такси, которое я заказал, чтобы доставить тебя в аэропорт, ты ведь ночью улетаешь домой.
- Да, - подтвердила она, - очень мило, что ты позаботился о такси для меня.
- Это знак моего восхищения твоей красотой. Выпей пива за наш успех. Когда таксист подъедет к форту, то даст два гудка. Прощай, Штертебекер, и будь счастлива.

С этими словами, Поликрат с дюжиной пиратов растворился во тьме. Точнее, все они пропали из виду, затерявшись среди неосвещенных каменных выступов форта. Фрин, в соответствии с его просьбой, выпила пива за его успех, а где-то минут через двадцать послышался двойной гудок. Такси до аэропорта подано.

Когда форт Бйир-Набк с загадочной таверной «У мертвого боцмана» остались позади, девушка начала сомневаться: а было ли все это на самом деле? Слишком невероятной выглядела история с призрачным Поликратом, сыном Поликрата, бороздившем моря в античные времена, а теперь снова грабящим торговые суда. А когда Фрин приехала в аэропорт Шарм-эль-Шейх, ее вера в реальность разговора с призраком главаря пиратов, практически, сошла на нет. Она загрустила, думая о том, как будет объясняться дома в Гамбурге по поводу проваленного редакционного задания. Поскольку задание первое, вероятно, это приведет к потере работы. Обидно, черт…

С этими мыслями она устроилась за столиком в одном из кафе аэропорта, и взяла себе чашечку кофе, настроившись на то, чтобы скоротать время до рейса (до которого еще оставалось больше трех часов). Чтобы как-то определиться в реальности, она включила ноутбук, и (сюрприз!) убедилась в том, что конспект рассказа Поликрата на месте. Это значило… Черт разберет, что это значило. Может, какое-то помрачение сознания. Ведь бывают такие психопаты - контактеры, которые записывают воображаемые послания с Альфы Центавра, или еще откуда-нибудь…

…И тут Фрин Штертебекер обратила внимание на экран телевизора, размещенный над стойкой бара. На экране был рисунок контейнеровоза, и ниже надпись:
«Судно «Звезда Ланки» - новая жертва пиратов в Баб-эль-Мандебском проливе».
Девушка прошептала «ни хрена себе!» и, подчиняясь странному внутреннему порыву, отправила текст конспекта интервью с Поликратом в редакцию «Риск-Ультра», сделав приписку, что полный отчет напишет, как только прилетит домой. Через минуту после отправки, она подумала, что может, не стоило этого делать, но поздно – файл ушел.

Следующие два часа Фрин просто маялась бездельем, и была счастлива, когда на табло появилось сообщение о начале регистрации на рейс Шарм-эль-Шейх – Гамбург. В числе первых пассажиров она подошла к стойке, и протянула сотруднику «Lufthansa» билет, и неожиданно увидела на его лице какое-то крайне задумчивое выражение. Он слишком внимательно посмотрел на билет, и что-то сказал стоящему рядом египтянину - весьма внушительному дядьке в строгом сером костюме.
- Что-то не так? – спросила она.
- Маленькая формальность, - сказал египтянин, - вы мисс Штертебекер?
- Да, а в чем дело?
- Давайте поговорим в служебном помещении, - предложил он.
- Э-э… - протянула Фрин, оглянулась через плечо и обнаружила у себя за спиной двух египетских полисменов в униформе и при оружии.



Следующие два дня Фрин Штертебекер потом вспоминала, как кошмарный сон.
Хорошо еще, что германский консул оказался человеком умным и настойчивым.
Только благодаря его решительным и четким действиям Фрин провела эти два дня не в каталажке, а в отеле, под домашним арестом.
Офицеры египетской спецслужбы допрашивали ее трижды в день после завтрака, после обеда и после ужина. Их интересовал вопрос: зачем фройляйн Штертебекер, никогда не интересовавшаяся морским трафиком, купила доступ к ресурсу, используемому только бизнесменами в сфере морской логистики, клерками портовых диспетчерских служб, и корабельными суперкарго? Их интересовало также, зачем она общалась с капитаном Кевином Бердом и намекала на возможное нападение пиратов (каковое нападение и произошло всего через полчаса после этого разговора).
Дополнительную странность этой истории придавало то, что в форте Бйир-Набк не было таверны «У мертвого боцмана». Там существовало безымянное кафе под навесом, которое работало только с утра до второй половины дня, обслуживая туристов-экскурсантов, и закрывалось к вечеру. В темное время суток там иногда собирались асоциальные элементы, и вечерний визит Фрин в это место вызывал дополнительные подозрения.

Ноутбук, где был текст конспекта интервью с призраком, конечно, тоже попал в руки спецслужбы, и вызвал некоторое замешательство. Действия Фрин получали логичное объяснение, если считать, что разговор с Поликратом действительно имел место, и что контейнеровоз «Звезда Ланки» был захвачен призраками (и через час освобожден за стандартный выкуп: миллион долларов). Но, принять эту версию спецслужба не могла (поскольку призраки не признаются объективным феноменом криминологии). А все альтернативные версии не выдерживали критики. Невозможно было найти резона в действиях Фрин, если считать, что она выполняла их, как сообщница – информатор неустановленной группы обыкновенных (а не призрачных) пиратов.

Так что финал был предопределен. На третий день старший египетский офицер очень торжественно принес мисс Штертебекер извинения от лица правительства, и привез в аэропорт, откуда она, наконец-то улетела домой в Гамбург.



Только придя на работу в редакцию на следующий день после прилета, Фрин внезапно обнаружила, что стала почти знаменитой. По инициативе коллег, ее рабочий стол был завален газетами с ее фото и заголовками типа:
«Германская журналистка раскрыла тайну пиратов-призраков»
«Пираты из прошлого в Баб-эль-Мандебском треугольнике»
«Спецслужбы пытаются скрыть жуткое открытие Фрин Штертебекер».
…И так далее. Фрин не успела просмотреть и половины этого, когда ее вызвал шеф.

Вальтер Кренц, главный редактор журнала «Ультра-Риск» был весел и приветлив.
- Блестящая работа, Фрин! Вам надо продолжить раскапывать эту золотую жилу. Мы живем в такое время, когда документальные истории о призраках востребованы!
- Герр Кренц, - ответила она, - на самом деле, все совершенно иначе.
- Иначе? Как именно?
- Вообще иначе. Это просто очень большая афера. Понимаете, пока я общалась с теми парнями из египетского «Штази», или как оно там называется, я все поняла.
- Так, так, Фрин, очень интересно. Рассказывайте.
- Я и рассказываю, герр Кренц. Все эти налеты – инсценировка. Я посмотрела архивы в Интернет. Те два первых корабля, откуда пропали экипажи, это обычный фокус, чтобы получить страховку. Он известен сто лет, со времен судна «Мария Целеста». Шиппер набирает экипаж из людей, которые хотят исчезнуть. Ну, например, их ищет полиция. Дальше, инсценируется что-то жуткое, экипаж исчезает, и страховая сумма в кармане. Организаторы аферы в Баб-эль-Мандебском проливе пошли еще дальше, и теперь они имитируют вымогательство. А наш журнал и вообще все эти публикации про жуткую тайну пиратов-призраков были нужны этим аферистам для рекламы, для убедительности. Потому они и пошли на контакт с редакцией. Теперь в этих античных призраков верят! И аферистам проще работать. Я не в курсе, кто там главный – то ли шипперы, то ли их менеджеры, и кто в конечном счете платит, но это, наверное, можно выяснить.

- Стоп-стоп, Фрин, с чего ты взяла, что это кому-то интересно выяснять?
- Э… - девушка искренне удивилась, - ...Но, надо ведь раскрыть истину.
- Фрин, деточка… - ласково произнес шеф, - …Истина в том, что публику зацепила эта история про Поликрата, сына Поликрата, который съел зороастрийского мага во времена Александра Македонского.

Фрин Штертебекер отрицательно покрутила головой.

- Нет, герр Кренц, это было значительно раньше Александра Македонского, точнее, это было бы гораздо раньше, будь это правдой, но я уже сказала: это мистификация.


- Фрин, послушай внимательно, - сказал Вальтер Кренц, - нашей публике абсолютно не интересно читать про очередную аферу с уводом денег из банков, из госбюджета, из страховых компаний, или откуда-то еще. Это скучно и банально. А твой пират-призрак великолепен, в нем есть драйв, в нем есть брутальное обаяние, в нем есть потенциал увеличения наших тиражей и спроса на рекламу в нашем журнале. Это понятно?

- Это понятно, - со вздохом, согласилась она.

- Вот и хорошо, - Кренц улыбнулся, - давай, Фрин, иди, и напиши абсолютно правдивую историю о том, как ты провела ночь с действующим призраком античного пирата. Я не настаиваю, но хорошо, если ты добавишь туда немного эротики. Так, полунамеком. Это понравится публике. И никто не попытается опровергнуть. После того, как ты провела несколько дней в застенках египетской охранки, ты вне подозрений, как жена Цезаря. И пожалуйста, помни: правда, это то, чего хочет публика. Не давай фактам ввести себя в заблуждение, и тебя ждет блестящее будущее в экстремальной журналистике!

(с) http://proza.ru/2013/09/04/233

Слава ЛММ! =)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments