Тетеревятник (earlyhawk) wrote,
Тетеревятник
earlyhawk

Скопцы как последователи культа Геи-Кибелы, aka Ефремов вентилирует в гробу =)

"Почитание Геи Кибелы нам всем знакома куда как более, чем мы сами думаем. Чудо заключается в том, что наши скопцы были прямыми продолжателями этого культа. Они почитали мать – Сыру Землю, очевидно, так как её почитали на Руси много веков.
Хотя формально хлысты известны лишь с восемнадцатого века, их цели и организация восходит к так называемому монтанизму. Это следует напрямую из сравнения элементов культа тех и других. В свою очередь Монтан был из той же когорты жрецов, в которую за век до Монтана вступил Аттис.
Поскольку верховодами и лидерами у хлыстов были "жрецы" - скопцы, то и тут нам приходится думать, что русское скопчество имеет почтенную многотысячелетнюю историю и происходит из того же корня.
История помнит, что во второй половине II века в Христианстве появляется новое течение, связанное с именем Монтана, жреца фригийской богини Кибелы (это богиня Мать-Земля Малой Азии). Обвинив нарождающуюся христианскую церковь в потере огня, горевшего в пророках раннего христианства, этот жрец основал учение, христианское с виду, но в действительности основанное на мистериях Кибелы – на том, что он как раз и понимал лучше всего. Сутью учения было получение откровений через пророчества. К этому обязательным приложением было соблюдение моральных принципов и ожидание чуда, в частности – пришествия Христа. При всём этом, монтанизм с самого начала был подделкой под христианство. Первыми последователями Монтана стали женщины: Присцилла и Максимилла, оставившие своих мужей и ставшие «пророчицами», пифиями, как их могли бы назвать в Дельфах. Отличие состояло в том, что действительные пифии были девственницами и происходили из знатных греческих родов. Взять таковых Монтану было просто негде.
Культ Матери – Земли с античных времён имел своих жрецов, которые были скопцами. Свидетельство об этом как раз и оставил в своём стихотворении Катулл, живший за век до Монтана. В стихотворной форме он делает исторически важное сообщение, что Аттис стал одним из жрецов фригийской Кибелы на горе Ида. Для этого Аттису пришлось оскопиться. В процессе богослужения Аттис приходил в исступление и стучал в тимпан. Т.е. богослужение носило экстатический характер. Когда Аттис после богослужения пришёл в обыденное состояние, он пожалел о том, что "утратил дар Венеры". Это важное сообщение Катуллу позволяет нам понять, что и Монтан – был скопцом.
Чтобы организованное Монтаном регулярное сектантское пророчество в обязательном порядке производилось, требовался набор рабочих стереотипов и некоторая затравочная духовная величина, некоторая «карточная колода», из которой «пророчества» извлекаются. Это можно понимать с иронией, но в действительности это серьёзно. Процесс человеческого познания всегда опирается на выбранную мировоззренческую концепцию. Для монтанизма набором рабочих стереотипов стала Библия, идеи христианства, связанные с концом света, с нисхождением на землю небесного града, с обязанностью людей каяться или совершать что-то по обету. Пророчицы скопца Монтана предрекали нисхождение небесного града прямо на их город Пепузу, где они сами и жили. Их пророчества стали записывать наивные люди, и потому мы знаем о них. Более того, через некоторое время сторонники Монтана толпами пошли в Пепузу, чтобы встретить там обещанное пришествие Христа. Монтан же призвал их к постам и расторжению браков. Люди бросали свои дома и шли, голодные и босые, встречать «Небесный Иерусалим». Движение это распространялось быстро и проникло вскоре на запад до Рима. Там, около 206 года, монтанизм обратил на себя внимание Тертуллиана, христианского фанатика, блестящего критика и писателя, который заявлял: «Мир – творение Бога, но мирские вещи – творение Дьявола»; «Брак есть терпимое любодеяние».
Тертуллиан выражал неприязнь к детям, их рождению и воспитанию. Он же сам следовал экстатической религиозности потому что ставил мистический опыт выше теории, в результате чего при наличии Библии наука становилась излишней. И это он сказал: «Вероятно, ибо нелепо». Сегодня этот афоризм переводят как «Верю, ибо нелепо». Будучи духовно близок к монатизму, он максимально отрицал его.
Церковь тщетно пыталась изгонять из монтанских пророчиц Дьявола. Поэтому Монтана (ложно) обвинили в ритуальных убийствах детей. Но ересь его жила и процветала – людям, помнящим о языческих мистериях, нужна была экстатическая отдушина. В четвёртом веке император Юстиниан запретил монтанианам устраивать совместные трапезы, и эта ересь, казалось бы, исчезла. На деле же она только лишь ушла в подполье...

Вот такие случились впоследствии интересные метаморфозы культа Кибелы, который был описан Катуллом. И тут, нужно сказать, что Римское язычество столкнулось с последним живым импульсом всерьез организованной античной религиозности, которой не смогли противостоять ни боги Древнего Рима, ни само звероподобное христианство первых веков. "

(с) Широко_Известный в Узких_Кругах Русский_Язычник-Родновер.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments